Sid Night
Ночной эльф
Да, я потеряла Друга. Не просто друга, а именно так. С огромной буквы. Всё еще готова откликнуться, но уже чувствую позвоночником вытертые нити, которые разорвутся, если за них зацепиться. Мы слабы, когда забываем о данной нам силе. Мы слабы, когда отталкиваем источник наших сил, чтобы потом упасть на треснувший панцирь, скуля последними словами. Как виртуозный онанизм средневековой схоластики: творение не из нихуя, а из себя, с самой железной постановой: ибо нехуй. И минеральная вода вместо крови, и будущее мертво, и не свет в конце тоннеля, а тоннель в конце света. Осеннее, ночное: вчера ночью был первый снег, сухой и холодный, как свидетельство о смерти, и серое небо цвета кровельного железа, и котята, размазанные по стенам. Не могу больше. Жалко их. Они же еще пожить не успели даже.
Я, как Бьорк, фонтан крови - в виде девушки. С каждой секундой мое одиночество переходит в вечность, чтобы уже не вернуться, но чтобы оставить след. Хоть как-то подышать сердцем, когда сплошной капроновый дождь вокруг.
Я понемногу забываю человеческий язык, объясняясь преимущественно клыками облаков и кольцами дыма. Ночные иглы исклевали меня всю, до последней точки. Я опять превратилась в волка.
Я рвалась на концерт Catharsis'а, как в последний бой. Когда мы вышли с концерта, моё сердце было распахнуто настежь, безрассудно открыто, маленькое, сильное, кровоточащее и горящее, в него любой мог плюнуть. Но плюнул Он.
Я не ожидала этого. Я была просто тупо не готова к этому. Я испугалась и охуела от такой жуткой, свинской неблагодарности, которой я уже давно не могла предположить за этим человеком, с которым мы уже четвёртый год понимаем друг друга с полуслова. Нам никогда не было друг с другом скучно или не о чем разговаривать - мы встречались и сутками напролет говорили на своём языке, которого никто вокруг не знал и не понимал. У него не было друзей, кроме меня, у меня не было более близких собеседников, которые хотели бы слушать меня, для которых то, что я говорю, было бы действительно важным.
Словом, удар был предательский, сильный и расчитанно-жестокий. Холодный, расчётливый, полный ненависти удар. Сердце мгновенно обнесло ледяной коркой, я не могла даже плакать, глаза замерзли, хотелось только уйти, бежать от этого страшного человека подальше, потому что он более не был собой, и я его не узнавала. Как в кошмарном сне, когда в родном лице проступают жуткие лики с трупными пятнами.
Но меня уже было не сломать, не согнуть, не изменить одним лишь чьим-то жадным до жути желанием. Я была счастлива, я окончательно обвенчалась с музыкой, и музыка закружила, подхватила меня на руки, унесла прочь и спасла. Я благодарна - и катарам, и этому чудовищу, сожравшему одного из лучших моих друзей - теперь я уже никогда не буду держать двери на сквозняке, форточку на ветру, а сердце - нараспашку.

@музыка: Catharsis, "Eirie Light"

@темы: визионерство, проза смерти, трипы